Регионы
Тверь
Тула
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Череповец
Ярославль
Рязань
Самара
Санкт-Петербург
Саранск
Саратов
Сергиев Посад
Ставрополь
Старый Оскол
Сызрань
Нальчик
Нижний Новгород
Новотитаровская
Новочеркасск
Орел
Пенза
Пятигорск
Ростов-на-Дону
Воронеж
Казань
Калуга
Краснодар
Курск
Липецк
Махачкала
Назрань
Москва
Лобня
Чехов
Электроугли
Белгород
Брянск
Владикавказ
Владимир
Волгоград
           Отдел продаж
МЕНЮ

НАШИ НОВОСТИ

31.03.2017

Акция! Бесплатная доставка по Уфе

[подробнее ]

22.06.2016

Cнижена цена на металлопрокат: полоса - от 34000 руб/тн

[подробнее ]

05.05.2016

Вниманию потребителей и производителей арматурного проката. Возможно появились новые мошенники

[подробнее ]




Новые позиции в нашем ассортименте: Лист ст. 09Г2С 2 мм
Лист рифленый 10мм
Лист оцинкованный 2,5 мм
Лист оцинкованный 1,2 мм
Проволока оцинкованная 1,8 мм
Проволока оцинкованная 2 мм
Проволока оцинкованная 2,5 мм
Проволока оцинкованная 3 мм
Проволока оцинкованная 4 мм
Проволока оцинкованная 6 мм


  Версия для печати 

29.05.2006 | Образцовая сделка. Мордашов продал “Северсталь” с пользой для страны. «Северсталь» останется российской компанией.

Образцовая сделка.  Мордашов продал “Северсталь” с пользой для страны.

Северсталь
Крупнейшим акционером крупнейшей в мире сталелитейной компании станет Алексей Мордашов, если слиянию его “Северстали” с европейским концерном Arcelor не помешает нынешний мировой лидер отрасли — Mittal Steel. Другие российские бизнесмены считают сделку на $13 млрд знаковой, демонстрирующей отношение власти к слияниям российских компаний с иностранными.

 

Всем угодил

Владелец “Северстали” Алексей Мордашов всегда считался лояльным к власти бизнесменом. Некоторые его сделки имели политическую подоплеку, уверены коллеги магната. К примеру, в 2003 г. “Северсталь-групп” потратила более $20 млн на покупку 9% акций петербургского банка “Россия”, к которому имели отношение многие нынешние влиятельные чиновники. К “политическим” сделкам часто относят и покупку “Северсталью” акций телеканала Ren TV. Зато теперь, как стало известно в пятницу, именно Мордашову удалось уговорить президента страны одобрить крупнейшую в истории России сделку — слияние “Северстали” и европейского концерна Arcelor.


Аrcelor – вторая в мире сталелитейная компания. В 2005 г. выпустила 46,7 млн т стали. Выручка – 32,6 млрд евро ($39,12 млрд), чистая прибыль – 3,8 млрд евро ($4,5 млрд). 81,5% акций принадлежат портфельным инвесторам, 4% – казначейские, 5,62% принадлежат Люксембургу, 3,55% – испанской J.M.A.C.B.V., 2,4% – Валлонии (Бельгия). “Северсталь” – крупнейшая сталелитейная компания России. В 2005 г. выпустила более 10,8 млн т стали. Еще около 2,5 млн т в год выпускает Severstal North America. Выручка “Северстали” по МСФО в 2005 г. – $7,5 млрд, чистая прибыль – $1,4 млрд. 89,6% акций (с учетом консолидации сырьевых активов) – у председателя совета директоров Алексея Мордашова.

По официальной информации, Владимир Путин принимал бизнесмена 16 мая и обсуждал “вопросы, связанные с трубной отраслью”, работу компании и демографическую ситуацию в стране. Но, как признали позже источники в администрации президента, именно на этой встрече было получено окончательное одобрение сделки.

Ее общая сумма перевалит за 13 млрд евро. Недостающие средства магнат занял у Deutsche Bank, рассказали “Ведомостям” источники, знакомые с деталями сделки. Сам Мордашов объявил лишь, что занял деньги под залог акций Arcelor.

О такой сделке мечтали бы многие, например владелец НЛМК Владимир Лисин, который тоже вел переговоры с Alcelor. Однако именно Мордашов сумел удовлетворить чаяния всех заинтересованных сторон. “Северсталь” останется российской компанией и будет платить налоги в России, объявил он на пресс-конференции. А для защиты интересов страны в этой сделке, добавил Мордашов, он уговорил Arcelor сохранить за ним право голоса по 25% плюс 1 акция “Северстали”.

А для Arcelor катализатором сделки была угроза враждебного поглощения со стороны Mittal Steel, признает гендиректор Arcelor Ги Долле. Хозяина этой компании индуса Лакшми Миттала тот же Долле называл “безжалостным корпоративным налетчиком”, которому чужды европейские культурные ценности. Сотрудник одного из банков — консультантов Arcelor пояснил “Ведомостям”, что “менеджмент хотел найти лояльного себе инвестора, который купил бы 20-30% акций Arcelor и согласился бы какое-то время не продавать этот пакет”.

Чем Мордашов лучше Миттала для компании, Долле рассказал в интервью “Ведомостям” (см. стр. А5). А вот комментировать предложение Лисина представители Arcelor не захотели. Но осведомленный о них инвестбанкир пояснил “Ведомостям”, что владелец НЛМК предлагал за акции Arcelor деньги, а не активы и это не устроило люксембургскую компанию.

Number one

Если сделка Arcelor и Мордашова состоится, то Arcelor сместит Mittal Steel с позиции крупнейшего в мире производителя стали. Объединенная компания будет выпускать около 70 млн т стали, ее выручка достигнет 46 млрд евро, тогда как у ближайших преследователей — Nippon Steel и Mittal Steel — по 27 млрд евро, а EBITDA объединенной компании превысит 9 млрд евро (у Posco — 5,8 млрд евро, у Mittal Steel — 5,5 млрд евро). А российские концерны в сравнении с ней и вовсе карлики. В прошлом году “Евраз” выпустил 13,6 млн т стали, Магнитка -11,4 млн т, а НЛМК — 8,5 млн т.

Эффект от объединения бизнеса Мордашов и Ги Долле оценили в 590 млн евро, но экспертам непонятны эти цифры. “Кроме роста физических объемов выпуска стали и поставок сырья крупных плюсов для "Северстали" я не вижу”, — говорит Владимир Катунин из “Атона”. Рентабельность по EBITDA у европейского концерна составила 17%, а у “Северстали” — 28%, так что у объединенной компании этот показатель будет на уровне 20%, добавляет он.

Но Mittal Steel все еще надеется помешать планам Мордашова и Arcelor. Компания Миттала еще в январе сделала оферту на выкуп акций Arcelor, а на прошлой неделе повысила цену выкупа с 18,6 млрд евро до 22,7 млрд евро за всю компанию. Эта оферта действует до 29 июня, и, если Mittal достанется более 50% акций, сделка с Мордашовым будет автоматически расторгнута. Впрочем, по словам Долле, акционеры Arcelor ни разу не голосовали вразрез с рекомендацией совета директоров. Но даже если Mittal Steel купит менее контрольного пакета, Мордашов может отказаться от сделки, выплатив компенсацию в 140 млн евро. В Mittal Steel уверены в своей правоте. “Совет директоров Arcelor манипулирует акционерами в своих интересах, — заявил "Ведомостям" представитель компании Пол Вей. — Только слияние Mittal и Arcelor является превосходной комбинацией и позволит обеим компаниям выйти на новый уровень. А все остальные предложения второсортны”.

“Игры для тигров”

В пятницу на этой новости росли акции всех российских металлургов. Если капитализация Arcelor упала на 3% до 21,14 млрд евро, то стоимость “Северстали” в РТС выросла на 9% (до $7,11 млрд), НЛМК и “Евраз” в Лондоне прибавили по 5%. Но большинство коллег Мордашова надеются и на долгосрочный выигрыш от его сделки. “Впервые российская компания станет частью глобальной мировой компании, и де-факто у Мордашова будет контроль над ней, — отмечает исполнительный директор "Мечела" Алексей Иванушкин. — Возможно, теперь Россия сможет уйти от позорного соглашения по торговле сталью со странами ЕС, ведь российская сталелитейная компания будет частью европейской”. По крайней мере, договариваться с европейцами будет проще, признает глава российской делегации по вступлению России в ВТО Максим Медведков. “В металлургических джунглях время для маленьких зверей закончилось. В эти игры теперь играют только тигры”, — шутит совладелец “Металлоинвеста” Алишер Усманов. По его мнению, теперь можно ожидать расширения участия российских компаний в сделках M&A — как внутренних, так и международных. “Российским компаниям теперь придется делать альянсы, чтобы сделать крупную сделку на международном рынке”, — цитирует совладельца группы “Евраз” Александра Абрамова Reuters.

После этой сделки крупные бизнесмены уверены, что Кремль включил зеленый свет для слияний с иностранными корпорациями. “Руководство страны прекрасно понимает, что лишь стратегически важные активы нельзя продавать иностранцам. Остальное — это оборотный капитал российской экономики для крупных сделок”, — заявил “Ведомостям” Усманов. “После долгого затишья бизнесу стало понятно: в действительности запретов [на сделки с иностранными инвесторами] нет, правила для всех одни”, — считает сенатор от Краснодарского края, совладелец “Нортгаза” Фархад Ахмедов. “Если такой мораторий был, теперь можно выдохнуть, — говорит сенатор от Белгородской области и совладелец агрохолдинга "Русагро" Вадим Мошкович. — В условиях дальнейшей глобализации таких сделок будет очень много”. “Сделка точно не будет единичной. В российском бизнесе за последние годы накоплен большой объем денег, и он будет стремиться покупать активы — и не только в России”, — отмечает президент группы компаний IBS Анатолий Карачинский. А вот президент Московско-Парижского банка Владимир Миронов сделку “Северстали” и Arcelor назвал продуктом “ручной сборки”: “Говорить о том, что завтра это явление примет массовый характер, сложно — я уверен, что и в будущем в каждом таком случае будет приниматься "точечное", политическое решение”.

Оценки политиков разделились. Депутат Госдумы и создатель Европейской подшипниковой корпорации Олег Савченко уверен, что сделка “Северстали” с Arcelor произведет серьезный сдвиг в восприятии России за рубежом. Говорить об интеграции российского бизнеса в глобальный не приходится, полагает директор Института национальной стратегии Станислав Белковский, “это фактически вывод капитала — и ничего больше”. Сама сделка свидетельствует об отсутствии правил, говорит независимый депутат Госдумы Владимир Рыжков. “Ходорковский намеревался продать контрольный пакет ЮКОСа американской ExxonMobil, и всем известно, чем это закончилось. Примерно тогда же президент одобрил создание THK-BP. Потом мы отказали американцам в доступе к Штокмановскому месторождению, а теперь иностранная компания получит полный контроль за самым крупным предприятием [металлургической] отрасли. Я не понимаю, кто это решает, по каким критериям?” — недоумевает Рыжков.


СТРУКТУРА СДЕЛКИ С ARCELOR

Соглашение о слиянии “Северсталь” и Arcelor подписали в минувшую пятницу. По условиям сделки владелец “Северстали” Алексей Мордашов выкупит 295 млн новых акций Arcelor по цене 44 евро за акцию, и его доля в капитале Arcelor составит 32,2%. В оплату Мордашов отдаст свои акции “Северстали”, “Северсталь-ресурса”, американской Severstal North America и итальянской Lucchini, а деньгами доплатит 1,25 млрд евро (около $1,6 млрд). “Северсталь” получит шесть из 18 мест в совете директоров Arcelor и два места вице-президентов. Голосовать акциями Arcelor Мордашов будет только в соответствии с рекомендацией совета директоров и не сможет покупать акции Arcelor в течение четырех лет. До 5% акций он сможет продать через два года, а оставшиеся — через пять лет. Сделка должна получить одобрение 50% акционеров Arcelor на собрании 28 июня. После этого акционерам Arcelor будут выплачены дивиденды в размере до 7,6 млрд евро и организован обратный выкуп акций, в ходе которого доля Мордашова может вырасти до 38,5%.

Ведомости

 

«Северсталь» останется российской компанией.

Сливаясь с металлургической компанией Arcelor, российская «Северсталь» особо заявляет, что будет выполнять обязательства перед государством и гражданами – скорее всего, это было одним из условий одобрения сделки высшим руководством страны. Но на этом объединенная компания не остановится – предполагается, что она продолжит скупать независимые активы во всем мире и, в том числе, в России.

В прошлую пятницу люксембургский металлургический концерн Arcelor объявил о слиянии с российской компанией «Северсталь». Объединенная компания станет крупнейшим в мире игроком в секторе металлургической промышленности.

В субботу на пресс-конференции в «Интерфаксе» представители высшего руководства объединяющихся компаний дали оценку предстоящей сделки.

Первым слово взял председатель совета директоров ОАО «Северсталь» Алексей Мордашев. По его словам, объединение «Северстали» с Arcelor имеет огромное значение для российских граждан и России в целом. «Сделка приведет к созданию самой перспективной сталелитейной компании в мире, которая будет представлена в различных регионах мира и будет поставлять около 20% стальной автомобильной промышленности. Создание компании, в которой российские акционеры получат серьезное влияние означает, что российский бизнес выходит на мировой рынок.

Мы, россияне, – полноправные участники мировой экономики, мирового бизнеса.

Это свого рода прорыв, прецедент для российского и мирового бизнеса», – отметил Мордашев, подчеркнув при этом, что 25% плюс одна акция «Северстали» (то есть блокпакет), по условиям сделки, останется в собственности «Северстали». К тому же, партнеры знают друг друга еще с 1996 года, поэтому рисков никаких нет.

Особо в своем выступлении Алексей Мордашев выделил, что, реализуя сделку с Arcelor, «Северсталь» будет в полном объеме выполнять все свои обязательства перед государством, налоговыми органами и своими российскими акционерами. «Мы осознаем свои обязательства перед государством и гражданами, перед всеми заинтересованными сторонами, налоговыми органами. Для нас очень важно защитить интересы России, российских граждан. Всех заинтересованных сторон. Мы понимаем наши обязательства по выполнению социальной программы.

«Северсталь» не превращается в иностранную компанию. Она будет зарегистрирована и будет платить налоги в России. То есть, это будет российская компания, принадлежащая Arcelor», – сказал Алексей Мордашев.

 

 

По условиям сделки, глава «Северстали» Алексей Мордашов в обмен на 295 млн акций (32%) Arcelor выплатит 1,25 млрд евро наличными, а также передаст ей свою долю в стальных активах «Северстали» (включая «Северсталь»-Северная Америка), активы «Северсталь-ресурс» и итальянской «Лучини». Кроме того, глава «Северстали» станет неисполнительным председателем совета директоров Arcelor и получит право назначать 6 из 18 членов совета директоров новой компании.

 

Самый интересный вопрос – роль в сделке высшего российского руководства – субботняя пресс-конференция не прояснила. Алексею Мордашову неоднократно задавали вопрос о том, получал ли он личное одобрение Владимира Путина на сделку с Arcelor – сразу после объявления о слиянии эксперты сразу же вспомнили, что совсем недавно Мордашов встречался с президентом в Сочи и их разговор, на котором присутствовали журналисты, был посвящен достаточно общим проблемам. Поэтому ряд экспертов предположил, что реальная цель встречи была именно проинформировать президента о сделке и получить ее одобрение. Однако четкого ответа услышать от главы «Северстали» не удалось. «Мы вели консультации со всеми заинтересованными сторонами, и, как мне кажется, нашли их понимание и поддержку», – весьма уклончиво ответил Мордашев. По его словам, главная причина сделки – это то, что она создает дополнительную стоимость, качество жизни, а не какие-то опасения: «Мы становимся акционерами крупнейшей в мире акционерной компании. Это будет новый Arcelor и новая большая «Северсталь» внутри Arcelor».

После Мордашова свое видение слияния «Северстали» и Arcelor дал председатель совета директоров люксембургской компании Джозеф Кинш. Он назвал решение о слиянии историческим. «Стало ясно, что после слияния мы превратились в мирового лидера в области производства стали высокого качества. Нашу деятельность будут характеризовать следующие показатели: низкие производственные затраты, высокая добавленная стоимость. Кроме того, мы будем работать в большой представительной географической зоне. Это новое дыхание для нашей компании.

Мы надеемся также не только на рост качества продукции, но и на вовлечение в союз новых участников», – отметил Кинш.

При этом, отвечая на вопрос о том, чем сотрудничество с «Северсталью» выгоднее сотрудничества с Mittal Steel или другими компаниями, в том числе, и российскими, Кинш детального ответа не дал. «Мы пришли к заключению, что партнерство с «Северсталью» – это самый выгодный вариант», – сказал он.

Со стороны Arcelor также выступил и председатель правления компании Ги Долле. Он отметил, что в слиянии заинтересованы обе стороны, и что риски от этого решения минимальны. «Мы и «Северсталь» разделяем видение будущего металлургии, ее развития: речь идет не о простом росте объема производства, а о росте добавленной стоимости. В это сотрудничество мы приносим Бразилию, а Северсталь – Россию, то есть две из нескольких стран, где наиболее прибыльно заниматься металлургией. В итоге, мы будем являться номером один по объму. 22% стали для автопрома будет производиться этой компанией. При этом, это союз не несет в себе много рисков, так как мы знаем друг друга и сотрудничаем уже давно. Мы будем компанией номер один в мире в металлургии, и использовать влияние, которое у нас есть в различных уголках мира. Вместе мы намного сильнее, чем по-отдельности», – сказал Долее.

Новая объединенная компания рассчитывает, что выручка в 2006 году будет такая же, как в предыдущем, на уровне 46 млрд евро, и объем производства 70 млн тонн стали. «В понедельник, 29 мая, мы подаем в российские антимонопольные органы и Еврокомиссию заявку для получения разрешения совершения сделки. В июне рассчитываем, что это разрешение мы получим, – сказал Алексей Мордашов, –

и в середине июля мы рассчитываем сделку завершить».

Одновременно он отметил, что у новой компании, конечно, имеются планы дальнейшего роста. «Это далеко не последний шаг в нашем развитии. Мы рассматриваем новых возможности в нашем развитии. Мы были бы рады расти везде, где для этого видим возможность и привлекательность. В любых регионах мира: в России, США, Китае», – отметил он.

Формально пресс-конференция не сообщила ничего нового – основные условия сделки были известны уже в пятницу. Но именно поэтому выступления участников сделки были интересны деталями, касающимися развития объединенной компании.

На прямые вопросы о том, будет ли компания покупать других игроков рынка, участники пресс-конференции отвечали уклончиво.

Но «проговорки» о том, что в союз могут быть вовлечены новые участники, и что компания собирается расти прежде всего в России, США и Китае, свидетельствуют – на этом слиянии передел мирового стального рынка не ограничится.

«Газета.Ru».