Регионы
Тверь
Тула
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Череповец
Ярославль
Рязань
Самара
Санкт-Петербург
Саранск
Саратов
Сергиев Посад
Ставрополь
Старый Оскол
Сызрань
Нальчик
Нижний Новгород
Новотитаровская
Новочеркасск
Орел
Пенза
Пятигорск
Ростов-на-Дону
Воронеж
Казань
Калуга
Краснодар
Курск
Липецк
Махачкала
Назрань
Москва
Лобня
Чехов
Электроугли
Белгород
Брянск
Владикавказ
Владимир
Волгоград
           Отдел продаж
МЕНЮ

НАШИ НОВОСТИ

31.03.2017

Акция! Бесплатная доставка по Уфе

[подробнее ]

22.06.2016

Cнижена цена на металлопрокат: полоса - от 34000 руб/тн

[подробнее ]

05.05.2016

Вниманию потребителей и производителей арматурного проката. Возможно появились новые мошенники

[подробнее ]




Новые позиции в нашем ассортименте: Лист ст. 09Г2С 2 мм
Лист рифленый 10мм
Лист оцинкованный 2,5 мм
Лист оцинкованный 1,2 мм
Проволока оцинкованная 1,8 мм
Проволока оцинкованная 2 мм
Проволока оцинкованная 2,5 мм
Проволока оцинкованная 3 мм
Проволока оцинкованная 4 мм
Проволока оцинкованная 6 мм


  Версия для печати 

13.09.2006 | Интервью: Максим Губиев, генеральный директор “Металлоинвеста”. “Каждому менеджеру хочется стать собственником”.

Интервью: Максим Губиев, генеральный директор “Металлоинвеста”.
“Каждому менеджеру хочется стать собственником”.

МеталлоинвестГендиректор “Металлоинвеста” Максим Губиев наводит порядок в холдинге Алишера Усманова

Пример металлургов, выводящих свои предприятия на биржу и зарабатывающих миллиарды долларов, оказался заразительным. К IPO начал готовиться Алишер Усманов. В июне он поручил своему давнему знакомому Максиму Губиеву навести порядок в холдинге “Металлоинвест” и разместить его акции на фондовом рынке. Правда, по словам Губиева, акционеры еще не приняли решения, какая именно компания станет ядром холдинга, акции которого будут предложены инвесторам. В интервью “Ведомостям” Губиев рассказал, что перед размещением он планирует реализовать несколько крупных проектов, и не исключил проведения новых поглощений.

“IPO — это вопрос не 2006 г.”

— Вы возглавили “Металлоинвест” совсем недавно. Почему акционеры компании пригласили на эту должность именно вас и какие задачи они перед вами поставили?

— Занять этот пост мне предложил Алишер Усманов. Полагаю, что в принятии этого решения он исходил из того, что у меня есть опыт управления металлургическими активами и опыт создания управляющей компании. Я работал в “Газметалле”, который ранее являлся управляющей компанией Оскольского электрометаллургического комбината (ОЭМК) и Лебединского ГОКа, занимался построением этой компании. Для этой же цели меня пригласили и в “Металлоинвест”. Акционеры поставили передо мной задачу отстроить новую управляющую компанию, систематизировать ее работу, повысить капитализацию и вывести ее активы на IPO.

— Как вы будете добиваться этих целей?

— Мы начали с приведения структуры собственности в порядок. Когда акционеры приобретали Михайловский ГОК, одновременно было приобретено и ЗАО “Металлоинвест”, на балансе которого по сей день находится ряд предприятий, которые мы относим к непрофильным активам, к примеру транспортная компания “Металлоинвесттранс”. Когда встал вопрос о создании единой управляющей компании [для старых и новых активов], была создана УК “Металлоинвест”, которую я сейчас возглавляю. Концепция управляющей компании подразумевает, что она не владеет активами, а занимается только их управлением и стратегией. ЗАО “Металлоинвест” позже будет ликвидировано, а непрофильные активы будут переданы другой компании. Мы позже решим, будет эта другая компания участвовать в IPO или нет.

Лебединский ГОК и ОЭМК сейчас находятся в собственности “Газметалла”, а акции Михайловского ГОКа — у ряда офшоров. Перед тем как выходить на рынки, мы либо переведем все активы на новую зарегистрированную в России компанию, либо сделаем ядром холдинга уже существующую компанию, к примеру тот же “Газметалл”. Сначала мы обязательно будем размещать акции этого холдинга в России, а затем выведем его бумаги в виде расписок на западные биржи. Технологию возможного размещения сейчас просчитывают наши юристы, параллельно мы ведем консультации с ведущими международными инвестбанками.

— Зачем “Металлоинвесту” IPO?

— В первую очередь — чтобы оценить себя, а во вторую — чтобы заявить о себе на международных рынках. Тогда нам легче будет реализовывать свою стратегию, в том числе по приобретениям. Но IPO — это вопрос не 2006 г., а следующего или 2008 г. Безусловно, это важный этап в развитии компании, к которому мы стремимся, но прежде у нас есть другие задачи.

— Кто является акционером активов, находящихся под управлением “Металлоинвеста”? Кроме Усманова часто называют имена Василия Анисимова и Андрея Скоча.

— Акционеров действительно несколько, Усманов — главный. Но имена его партнеров мы раскроем только тогда, когда это будет необходимо.

— А Лев Кветной больше не является совладельцем Лебединского ГОКа и ОЭМК?

— Да, Кветной продал свою долю и вышел из бизнеса. Он сейчас занимается другими проектами.

— Акционеры принимают участие в управлении компанией?

— На этапе формирования структуры холдинга акционеры играют важную роль. В дальнейшем, я думаю, они сосредоточатся на стратегии развития.

“В начале года у нас был провал”

— Во сколько вы сейчас оцениваете активы “Металлоинвеста”?

— Грубо — примерно в $12 млрд. Надеюсь, что, когда дойдем до IPO, это будет цифра побольше.

— Консолидированную отчетность уже начали готовить?

— В настоящий момент готова консолидированная финансовая отчетность по части холдинга за 2005 г. Консолидированная отчетность за 2006 г. по всему холдингу будет подготовлена, когда завершится его формирование. В структуре УК “Металлоинвест” мы уже создали департамент отчетности, организуем соответствующие подразделения на предприятиях.

— Вы ожидаете рост выручки и прибыли по итогам года?

— Что касается прогнозов, то наши финансовые результаты достаточно сильно колеблются в зависимости от цены на сырье. В начале года у нас был провал, связанный с тем, что цену на железную руду мы повысили только с III квартала. Я бы сказал, что мы опоздали с повышением цены примерно на полгода. В следующий раз мы пересмотрим цены не ранее чем во II квартале 2007 г.

Мы теперь работаем преимущественно по длинным контрактам. Для нас это эффективнее и удобнее. На такие контракты сейчас приходится около 90% нашего сбыта. Причем если раньше длинными контрактами считались трехмесячные, потом — полугодовые, то сейчас у нас есть контракты на девять месяцев, а со следующего года мы планируем перейти на годовые.

— Какова доля экспорта в выручке ваших ГОКов? Ведь у вас, кажется, есть длинные контракты, например с Mittal Steel.

— Есть. У нашего сырьевого бизнеса соотношение экспортируемой продукции к продажам на внутреннем рынке составляет где-то 60:40. Причем Михайловский ГОК в основном продает руду в России, а Лебединский ГОК — экспортирует. Те объемы, которые раньше Михайловский ГОК поставлял Магнитогорскому металлургическому комбинату (ММК), он теперь перераспределяет между другими меткомбинатами, которым перестало поставлять руду Соколовско-Сарбайское ГПО (ССГПО). Оно сейчас поставляет продукцию только на Магнитку.

“Наши акционеры — люди планетарно масштабные”

— Вы говорите, что у вас сейчас есть более важные задачи, чем IPO. Какие проекты в числе приоритетных?

— На Михайловском ГОКе главный проект — запуск флотационной установки первой очереди на 4 млн т. На Лебединском ГОКе — окончание строительства второй очереди завода горячебрикетированного железа и строительство третей и четвертой очередей. Мы стремимся к тому, чтобы Лебединский ГОК выпускал 5 млн т горячебрикетированного железа в год и занял в этом сегменте рынка лидирующие позиции. Брикетированное железо — это следующий передел нашей продукции, для рынка он более интересный. Ведь электрометаллургия сейчас активно развивается по всему миру, поэтому потребности в этой продукции будут постоянно расти. И мы будем стремиться заполнять эту нишу.

Что касается ОЭМК, то там на ближайшие два года принята программа строительства линии отделки для увеличения выпуска продукции высокого качества. ОЭМК производит уникальную сталь с прекрасной тягучестью, которая востребована машиностроителями. Мы сейчас реализуем ее на все крупные машиностроительные предприятия Европы — Ford, Volkswagen, Fiat, DaimlerChrysler.

На “Уральской стали” реализуется серьезная программа модернизации стоимостью $450 млн. Она позволит увеличить объем производства толстолистовой стали, чугуна. Мы ведем переговоры с SMS-Demag о долгосрочном партнерстве по строительству конвекторов, а также думаем о производстве толстого листа под трубы большого диаметра. Так что ближайшие пять лет мы будем очень заняты серьезными и масштабными инвестициями в эти предприятия.

— Новые приобретения в ваших планах есть?

— Безусловно, мы планируем расширяться, в том числе и за счет новых покупок, альянсов, слияний. К примеру, у нас есть соглашение со “Смарт Групп” (владеет Ингулецким и Южным ГОКами на Украине) по совместной достройке Криворожского горно-обогатительного комбината окисленных руд (КГОКОР). Этот проект нам очень интересен.

— Многие российские компании присматривались к этому активу. Та же Магнитка. Но в итоге никто не захотел заниматься достройкой комбината. Почему вы так интересуетесь этим проектом?

— Сегодня на рынке существует переизбыток продукции первого передела — руды. КГОКОР будет выпускать продукцию более высокого передела, которая больше востребована рынком. При этом мощности КГОКОР будут составлять около 12 млн т продукции.

— Украинские власти уже документально подтвердили, что этот проект будет закреплен за вами?

— Недавно правительственная комиссия Украины приняла решение о том, что в выборе партнера для достройки комбината надо отдать предпочтение “Металлоинвесту” и “Смарт Групп”, оценив предложенную нами концепцию как наиболее интересную и соответствующую стратегическим планам Украины. Затем на безе этих выводов кабинет министров Украины принял решение о создании СП по достройке КГОКОР. Сейчас работает комиссия Фонда госимущества Украины, проводящая оценку имущества КГОКОР. Кроме того, созданы рабочие группы по решению других проблем, в том числе связанных с собственностью. Ведь ГОК строился усилиями разных стран — членов СЭВ и на сегодня существует целый клубок вопросов на межгосударственном уровне. С учетом этого мы планируем, что долю в СП, в котором мы со “Смарт Групп” получим 50% минус 1 акция, Украина сможет внести не ранее конца года.

— А как будут распределены доли между вами и “Смарт Групп”?

— Не готов комментировать этот вопрос. Скажу лишь, что партнер в этом проекте нам необходим. Мы многое можем сделать самостоятельно, но на украинском рынке нам бы хотелось работать с украинским партнером.

— Правительство на Украине недавно вновь поменялось. Вы договаривались об участии в этом проекте с премьером Юрием Ехануровым, а теперь его пост занял Виктор Янукович. Вы разницу уже почувствовали? Нет ли опасений, что вы начнете достраивать завод, а потом вам скажут: “Верните все обратно”?

— Я верю, что если ты договорился правильно, честно и легитимно, то кто помешает? Кто возьмет на себя смелость расторгнуть эти договоренности?

— Диверсифицировать бизнес не планируете? Угольные активы, к примеру, покупать.

— Мы уже диверсифицируемся. В прошлом году купили машиностроительный концерн “Ормето-Юумз”. Мы ведем много переговоров в различных направлениях, но ни одни из них не находятся в завершающей стадии. Ведь тут нужно, чтобы покупки, во-первых, были в принципе совместимы с нашим бизнесом, а во-вторых, они должны приносить дивиденды акционерам, повышать капитализацию компании. Угольные же активы сейчас слишком дорого стоят.

— Более глобальные сделки “Металлоинвест” интересуют? Как только Роман Абрамович купил долю в “Евразе”, тут же пошли разговоры о том, что следующим шагом может стать объединение “Евраза” и “Металлоинвеста”.

— Переговоров с “Евразом” мы не ведем, но в жизни я ничего не исключаю. Та же покупка доли в “Евразе” Абрамовичем еще год назад казалась невероятной. Или, к примеру, никто не ожидал, что газета “Коммерсантъ” вдруг станет так близка черной металлургии.

— Но желание глобализировать свой бизнес, с вашей точки зрения, у акционеров “Металлоинвеста” есть?

— Наши акционеры — люди планетарно масштабные. Это безусловно. Но все их шаги, связанные с ростом и развитием компании, подчинены разуму и строятся на реальной оценке ситуации.

— А анонсированные Алишером Усмановым почти два года назад планы по объединению со “Смарт Групп” и ССГПО отпали?

— С ССГПО у нас был очень тесный союз, но, к сожалению, ситуация с Магниткой внесла некоторые коррективы в наши планы. Вопрос объединения пока не стоит в повестке дня, но мы находимся в постоянном контакте и с ССГПО, и со “Смарт Групп”, так что можем вернуться к этому вопросу.

“Хочу попробовать себя в роли первого лица”

— Непрофильные активы тоже планируете развивать? Как идут переговоры с Газпромбанком по поводу объединения “Ормето-Юумз” с “Уралмашем”?

— Газпромбанк — интересный партнер, и перспективы такого объединения ясны. Фактически эта сделка означала бы покупку большой части рынка, создание производства полного цикла и возрождение тяжелого машиностроения в России. Сейчас идет оценка взаимных активов. Но мы пытаемся договориться о создании СП исходя из долей 50:50. У “Уралмаша” есть свои плюсы — например, количество земли у “Уралмаша” в три раза больше, чем у “Ормето-Юумз”, — целых 300 га. Но, с другой стороны, наше предприятие более прибыльное. По окончании оценки предприятий будем решать вопрос, как создавать это СП и создавать ли его вообще.

— Транспортное направление развивать собираетесь? В начале года вы объявляли о планах строительства собственного порта.

— Все, что касается полной технологической цепочки, нам интересно. У нас есть несколько предложений в разработке, это касается и российских портов, и украинских. Мы думаем, взвешиваем, рассуждаем. К тому же после объединения активов мы стали вдвое крупнее, и наши портовые проекты также должны расширяться. Транспортное направление у нас представлено двумя компаниями. Кроме “Металлоинвесттранса” это “Рудметтранс” — подразделение “Газметалла”. Вместе у них в собственности более 7000 вагонов, и мы планируем объединить эти две компании. В итоге получится один из крупнейших российских перевозчиков.

— У “Металлоинвеста” много проектов, вы берете много кредитов. Каков сейчас общий уровень долга группы?

— С моей точки зрения, у нас небольшой долг. Наша EBITDA, которая составляет около $2 млрд, позволяет нам занимать в 2-3 раза больше. Наши крупнейшие кредиторы — Внешторгбанк (ВТБ) и Сбербанк, есть заимствования у BHF, Банка Москвы и Райффайзенбанка.

— В основном вы предпочитаете сотрудничать с госбанками. У того же ВТБ вы входите в тройку крупнейших заемщиков. Почему?

— ВТБ — очень серьезное и эффективное госучреждение. Для нас принципиально важны надежность и профессионализм кредитной организации, конкурентоспособность предоставляемых финансовых условий, а также полное взаимопонимание и доверие друг к другу. ВТБ в полной мере отвечает всем этим требованиям. Но причина еще и в том, что в иностранных банках невозможно привлечь кредит под внутренние российские приобретения и реконструкцию производства.

— Насколько высока рентабельность вашего бизнеса?

— Точную цифру не назову. Но могу уверенно сказать, что по данному показателю мы находимся впереди большинства крупнейших металлургических компаний России. Высокая рентабельность позволяет нам заниматься полномасштабной инвестиционной деятельностью, обновлять основные фонды и реализовывать долговременные социальные программы на предприятиях.

— Вам самому не хотелось бы стать акционером такой компании?

— Это большая ответственность. Но каждому менеджеру, естественно, хочется рано или поздно стать собственником — в какой-то мере.

— Вы столько лет проработали в “Газметалле”, теперь пришли в “Металлоинвест”. Вам этот бизнес еще не надоел?

— Если честно, я уже подумывал заняться другими проектами. Но потом меня пригласили акционеры “Металлоинвеста”. Люди достойные, уважаемые, и я не мог им отказать. А с учетом масштабности поставленных акционерами задач это позволит мне реализовать накопленный внутренний потенциал, да и просто интересно! К тому же я никогда не руководил столь крупной компанией. А теперь хочу попробовать себя в роли первого лица.


БИОГРАФИЯ

Максим Юрьевич Губиев родился 13 мая 1967 г. в Москве. Служил в армии. В 1993 г. окончил Барух-колледж (Нью-Йорк, США), в 1995 г. — Московскую государственную академию пищевых производств, в 1999 г. получил диплом МВА Высшей коммерческой школы Министерства торговли. В 1994-1997 гг. работал управляющим отдела развития Adomax Group. В 1996-1998 гг. был замдиректора по экономической и коммерческой деятельности ГП “Московский производственный комбинат автообслуживания”. В 1999 г. занял должность финансового директора ОЭМК. В 2000-2002 гг. был первым заместителем гендиректора Лебединского ГОКа. С 2002 г. работал заместителем генерального директора по экономике и финансам “Газметалла”. В июне 2006 г. назначен гендиректором ООО “Управляющая компания “Металлоинвест”.

О КОМПАНИИ

“Металлоинвест” — компания, управляющая железорудными, металлургическими и машиностроительными предприятиями России: Лебединским ГОКом, Михайловским ГОКом, “Уральской сталью”, ОЭМК, машиностроительным концерном “Ормето-Юумз”, транспортной компанией “Металлоинвесттранс”, Молдавским металлургическим заводом и 28% акций “Тулачермета”. По данным компании, она занимает 1-е место в России по объемам производства железорудного сырья — около 40 млн т в год (более 40% от общего объема производства) — и 5-е место по объемам выплавки стали. По данным компании, консолидированная выручка управляемых ею предприятий в 2005 г. составила 120,6 млрд руб. (в 2004 г. — 100,8 млрд руб.), чистая прибыль — 26,1 млрд руб. (23,4 млрд руб.). Структура холдинга “Металлоинвест” находится в процессе формирования, его основным владельцем является Алишер Усманов.

Ведомости