Регионы
Тверь
Тула
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Череповец
Ярославль
Рязань
Самара
Санкт-Петербург
Саранск
Саратов
Сергиев Посад
Ставрополь
Старый Оскол
Сызрань
Нальчик
Нижний Новгород
Новотитаровская
Новочеркасск
Орел
Пенза
Пятигорск
Ростов-на-Дону
Воронеж
Казань
Калуга
Краснодар
Курск
Липецк
Махачкала
Назрань
Москва
Лобня
Чехов
Электроугли
Белгород
Брянск
Владикавказ
Владимир
Волгоград
           Отдел продаж
МЕНЮ

НАШИ НОВОСТИ

31.03.2017

Акция! Бесплатная доставка по Уфе

[подробнее ]

22.06.2016

Cнижена цена на металлопрокат: полоса - от 34000 руб/тн

[подробнее ]

05.05.2016

Вниманию потребителей и производителей арматурного проката. Возможно появились новые мошенники

[подробнее ]




Новые позиции в нашем ассортименте: Лист ст. 09Г2С 2 мм
Лист рифленый 10мм
Лист оцинкованный 2,5 мм
Лист оцинкованный 1,2 мм
Проволока оцинкованная 1,8 мм
Проволока оцинкованная 2 мм
Проволока оцинкованная 2,5 мм
Проволока оцинкованная 3 мм
Проволока оцинкованная 4 мм
Проволока оцинкованная 6 мм


  Версия для печати 

22.05.2007 | «Мы будем нужны металлургам как воздух» уверен глава УК «Металлоинвест» Максим Губиев.

УК «Металлоинвест» Максим Губиев Заключение долгосрочных договоров на поставку железорудного сырья российским меткомбинатам позволит стабилизировать внутренний рынок сырья и стали, считают в холдинге «Газметалл». Компания планирует через пять лет увеличить объемы производства концентрата в 1,5 раза.

Генеральный директор ООО УК «Металлоинвест» МАКСИМ ГУБИЕВ в интервью корреспонденту РБК daily АЛЕКСЕЮ САДЫКОВУ раскрывает основные положения стратегии развития одной из самых закрытых горнометаллургических компаний России до 2012 года, отмечая, что возможный союз с ИСД — не предел в амбициях «Газметалла».

— Максим Юрьевич, в конце 2006 года «Металлоинвест» объявил о консолидации активов на базе «Газметалла». Многоступенчатая структура не мешает управлению холдингом?

— После слияния «Газметалла» с «Металлоинвестом» 50% акций холдинга принадлежит Алишеру Усманову, 20% — Василию Анисимову, 30% — фонду Андрея Скоча. Структурно это выглядит так: «Газметалл» напрямую владеет Лебединским ГОКом (ЛГОК) и Оскольским электрометаллургическим комбинатом (ОЭМК), ЛГОК совместно с ОЭМК является собственником Михайловского ГОКа (МГОК), который, в свою очередь, владеет «Уральской сталью». За оперативное управление холдингом отвечает УК «Металлоинвест». Она чуть позже станет «дочкой» «Газметалла».

— А не проще перевести «Уральскую сталь» и МГОК непосредственно на баланс «Газметалла»?

— Это можно сделать, но юридически это не принципиально. Сейчас в этом нет необходимости.

— Есть ли у вас планы перевода всех активов на единую акцию?

— Доля «Газметалла» во всех предприятиях, входящих в холдинг, составляет сегодня более 95%. Закон предписывает нам объявить выкуп акций у миноритариев. Сейчас объявлено об обязательном выкупе акций МГОКа и добровольном выкупе акций ОЭМК. Завершение процесса зависит от желания владельцев небольших пакетов и от сроков, в которые они решат продать свои акции. Переход же на единую акцию сегодня— сложная процедура, к которой мы, может, и обратимся позже. Сейчас она ничего не даст.

— Сегодня оба дивизиона — горнорудный и металлургический — входят в одну компанию. Нет ли намерения в обозримом будущем разделить их на два отдельных бизнеса?

— Если будут интересные слияния и поглощения, то, возможно, так и случится. Пока удается справляться со стратегическим управлением этими разными, но в то же время связанными бизнесами.

— У вас существует единый центр прибыли?

— Вся прибыль формируется на предприятиях.

— Для чего в холдинге создаются раздельные сбытовые организации?

— Мы создали в структуре холдинга два торговых дома. Базой для них стали существовавшие в структуре «Газметалла» торговые дома, которые до объединения занимались вопросами сбыта и снабжения ОЭМК и ЛГОКа. Это 100-процентные «дочки» комбинатов: «Металлоинвест-Руда» принадлежит ЛГОКу, «Металлоинвест-Сталь» — ОЭМК. Они будут покупать и продавать продукцию соответственно своему профилю. Мы решили снять с комбинатов нагрузку по сбыту и перенести ее на новые компании. Со временем каждый из торговых домов, возможно, будет принадлежать в равных долях предприятиям, производящим, соответственно, руду и сталь.

— Вновь созданные торговые дома будут заниматься и экспортными продажами продукции «Газметалла»?

— Экспорт идет напрямую через предприятия. При этом выручка идет на предприятия, и НДС возмещать им гораздо легче, чем посреднической структуре, пусть даже и входящей в состав холдинга. Поэтому «Металлоинвест-Руда» и «Металлоинвест-Сталь» займутся продажами исключительно на внутреннем рынке.

— Какой из дивизионов — горнорудный или металлургический — приносит сейчас больше прибыли компании?

— Горнорудный. Соотношение выглядит следующим образом: 65% прибыли мы получаем от продаж сырья, 35% приходится на сталь. Впрочем, эта ситуация циклична, и перевес в пользу железорудного сырья (ЖРС) возник относительно недавно. Мы производим около 40 млн т концентрата и окатышей в год. Продажи горнорудного дивизиона по рынкам соотносятся как 55 к 45% в пользу экспорта, стали — 50 на 50%. Причем в поставки сырья на внутренний рынок входит как снабжение ОЭМК и «Уральской стали», так и продажи нашим партнерам в России. Потребителями продукции горнорудного дивизиона за рубежом являются европейские предприятия Arcelor Mittal, U.S. Steel, «Индустриального союза Донбасса» (ИСД) и др. Согласно нашему финансовому плану в 2007 году мы планируем реализовать продукции на сумму свыше 6 млрд долл.

— «Газметалл» первым в России заявил о переходе на долгосрочные (от 1 до 5 лет) контракты на поставки ЖРС. Что вам даст работа по перспективным планам с потребителями сырья?

— Стабильность для всех. Как для нас, так и для металлургических компаний. Мы, может быть, вкороткую потеряем в деньгах, но вдолгую выиграем — в возможности стратегического развития и планирования. Мы будем спокойно, с учетом прогнозов планов производства и выручки, развиваться, понимать объем заимствований, рассчитывать на получение понятного показателя EBITDA в каждый конкретный период деятельности и инвестировать в самих себя.

— Насколько будет отличаться работа по новой схеме с потребителями ЖРС?

— Раньше в России мы заключали квартальные контракты. И каждые три месяца их параметры приходилось уточнять. С иностранными потребителями заключались годовые соглашения. С этого года мы будем предлагать контракты на поставку ЖРС российским меткомбинатам сроком от трех до пяти лет.

Что касается экспортных контрактов, то в нынешнем году мы подписали протокол о намерениях и сейчас работаем над контрактом с Arcelor Mittal на 10 лет, в течение которых предполагается ежегодно поставлять по 9 млн т сырья. Также в работе пятилетний контракт с U.S. Steel на 5 млн т окатышей с МГОКа. Ведутся переговоры о долгосрочных поставках на Dunaferr в Венгрии (принадлежит ИСД. — РБК daily).

— То есть, после того как эта система заработает в полную мощь, отношений, подобных тем, что складывались пару лет назад между вашими ГОКами и Магниткой, уже не будет?

— Такие ситуации невозможны уже сейчас. Мы хотим, чтобы нас воспринимали как воздух, который есть всегда и думать, чем дышишь, не нужно.

— К чему будет привязана формула цены по долгосрочным контрактам?

— Есть мировые гиганты-производители ЖРС, такие как CVRD, Rio Tinto, BHP Billiton. Каждый из них производит сырья в разы больше нас. Они заключают с потребителями 20—30-летние контракты по объемам. А цена формируется на базе формулы, которая учитывает содержание железа в руде, ее металлургическую ценность, содержание примесей и другие параметры. Ко всем этим показателям добавляется базовая стоимость, в результате чего получается согласованная цена поставок. Надеюсь, наши цены по этим контрактам устроят все стороны.

— Объемы поставок по этим контрактам могут меняться?

— Надеюсь, только в сторону увеличения. В договорах обязательно прописывается так называемый толеранс. Он предполагает изменение объемов поставок в пределах 10% — как в пользу продавца, так и в пользу покупателя.

— Какие средства вы планируете потратить на развитие своих активов в ближайшее время? Ведь долгосрочные договоры обяжут вас постоянно увеличивать объемы производства…

— У нас разработана программа стратегического развития холдинга до 2012 года. Сейчас она утверждается. В ее разработке мы равнялись на общемировые тренды по ценам как на ЖРС, так и на сталь. Общий объем инвестпрограммы на пять лет — около 4,5 млрд долл. Из них на развитие ОЭМК пойдет 2 млрд долл., ЛГОК — 1,5 млрд долл., МГОК — 1 млрд долл. На «Уральской стали» сейчас заканчиваем программу модернизации ценой 450 млн долл. Уже есть банки, желающие профинансировать инвестпрограмму. Осталось только просчитать все таким образом, чтобы внешний долг компании не превышал ежегодно 1,5—2 EBITDA.

— Как будет реализована стратегия по конкретным предприятиям?

— На ОЭМК планируется строительство первой очереди завода по выпуску плоского проката мощностью 1,5 млн т в год, также здесь будет построена машина окомкования по производству до 5 млн т окатышей в год. Модернизация приведет к росту производства стали на ОЭМК до 5 млн т в год к 2012 году. На «Уральской стали» пройдет реконструкция «стана 2800».

На ЛГОКе планируем увеличить производство железорудного концентрата до 26 млн т в год. В 2007 году закончим вторую очередь завода по выпуску горячебрикетированного железа (ГБЖ) на 1,4 млн т в год. Затем построим третью очередь завода ГБЖ (3 млн т в год). На МГОКе намерены довести добычу и производство концентрата до 22 млн т в год (сейчас — 17 млн т). Также здесь поставим еще один завод ГБЖ (объем производства — 3 млн т в год). Таким образом, к 2012 году оба ГОКа будут производить до 50 млн т концентрата в год, производство стали возрастет до 10 млн т в год. Думаю, что доля ГОКов на российском рынке, которая сейчас составляет около 40%, изменится несущественно — до 42%, поскольку конкуренты также будут наращивать объемы производства сырья. А соотношение дивизионов по прибыли через пять лет составит 70% на 30% в пользу горнорудного.

— Новостью последних месяцев для рынка стало начало переговоров «Газметалла» с ИСД о слиянии. Как продвигается процесс?

— Параметры сделки могут стать ясны к концу мая. Сейчас инвестиционные банки занимаются оценкой активов обеих компаний. В результате этого возможного слияния получится очень сильная, сбалансированная группа. Предприятия наших компаний, как пазл, могут интегрироваться друг в друга.

— Почему вы выбрали для сделки именно ИСД? Ведь на Украине есть и другие металлургические группы...

— У ИСД нет собственного сырья, у нас его с избытком. Сейчас они модернизируют производство, что позволит выпускать до 16 млн т стали в год. Сырье им понадобится в больших количествах. Синергия от возможной сделки может быть огромной. Объединенной компании будет легче делать заимствования.

— Есть ли у вашей компании, не учитывая сделку с ИСД, интересы в приобретении и строительстве других активов?

— Мы уже подписали все соглашения по созданию СП, которое будет строить в свободной экономической зоне эмирата Шарджа сталепрокатный завод Hamriyah Steel объемом 1 млн т арматуры в год. Есть мысли и о диверсификации. Так, возможно строительство трубного стана объемом производства 400 тыс. т продукции в год на ОЭМК, где мы выпускаем трубную заготовку. После запуска производства плоского проката будем готовы заняться штамповочным производством для обеспечения растущих потребностей автопрома. Вообще, упор на сырье оправдан лишь в ближайшие 3—5 лет. В дальнейшем мы видим «Газметалл» как диверсифицированный холдинг, в котором равное внимание будет уделяться как горнорудному, так и металлургическому дивизионам.

— Еще один ваш недавний проект — СП с ОМЗ. Как продвигается эта сделка?

— В конце прошлой недели ФАС одобрила ходатайство ОМЗ и «Металлоинвеста» о создании на паритетной основе ЗАО «Российская машиностроительная корпорация «Уралмаш». Все необходимые для создания СП документы подготовлены, компания будет зарегистрирована в ближайшее время. Мы уже активнейшим образом занимаемся загрузкой мощностей «Уралмаша».

— Алишер Бурханович (Усманов. — РБК daily) неоднократно заявлял о намерении принять активное участие в консолидации горнорудной отрасли — как в России, СНГ, так и в мире. На каком уровне и в какие сроки могут состояться сделки M&A с участием «Металлоинвеста»?

— Сейчас мы заняты оценкой активов перед слиянием с ИСД. Мы обсуждали с «Северсталью» возможные интеграционные процессы. У нас есть интересные наработки с украинскими коллегами. Что касается западных компаний, все дешевые активы уже скуплены. И покупать сейчас что-то на рынке высоких переделов для нас было бы не очень интересно. Это вопрос времени: приобретения обязательно будут. В любом случае, вопросы такого уровня решаются акционерами.

— Кто на мировых рынках сырья и стали проявляет наибольшую заинтересованность в таких партнерах, как ваша компания?

— Трудно сказать. Все очень меняется. На сегодняшний день ИСД для нас наиболее интересная компания. Консолидация ради консолидации нам не нужна.

Источник : rbcdaily.ru